м. Клеопа (m_kleopas) wrote,
м. Клеопа
m_kleopas

Category:

О молитве

На одном тематическом форуме в Контакте встретил несколько очень интересных замечаний о молитве Николая Смирнова. Хочу поделиться здесь некоторыми:

"Если говорить о практике умной молитвы, то немаловажно, мне видится, рассматривать её на повседневном уровне, в течении длительного периода жизни, потому что она нарабатывается годами. Единичные замечания о умной молитве, как бы не были ценны сами по себе, не могут покрыть всего многообразия встречающихся каждый день трудностей. В связи с этим, для меня лично, наиболее ценны развитые школы и традиции с учениками и последователями, с практическими рекомендациями. В России, ближе к нашему времени- это школа прп. Паисия Величковского с многочисленными учениками и преемниками, вплоть до наших дней, куда входят и все наши преподобные. В Греции сейчас заслуженно почитается Иосиф Исихаст с его учениками, так как всё пройдено ими на практике, от начала до конца, и принесло обильный плод.
Все школы и традиции тесно связаны между собой, сильно разветвлены, и не противоречат друг другу, а скорее дополняют, потому что имеют один духовный источник.
Заметил, что мирским сознанием жёсткая аскеза умного делания усваивается с трудом, но без аскетики умная молитва едва ли может существовать."


"...На мой взгляд, жизнь в монастыре без умного делания носит в основном воспитательный и нравоучительный характер, направленный извне на душу человека.
Тогда как умное делание – это серьёзная сознательная работа прежде всего изнутри сердца человека, которая основательно меняет его душу..."

"...Молитва послушника и монаха контролируется и направляется извне не чем иным, как откровением помыслов старцу или духовнику. И умное делание здесь, пожалуй, наиболее удобно и плодотворно, потому что наиболее исследовано и проработано в монашестве и всецело его объемлет. Всё, что в ночной и утренней молитве монах наблюдает у себя в сердце, он потом в систематизированном виде выносит на суд старца, то же самое в других случаях при необходимости. Старец советует, исправляет, контролирует совесть, молится. Происходящее в сердце контролируется и на послушаниях и тоже разбирается. Полученный опыт научает монаха потом уже и самостоятельно наблюдать и анализировть помыслы в сердце и при определённых жизненных обстоятельствах это делать в значительной мере, только ключевые моменты вынося на суд.
Вне умного делания такой внимательности достичь, мне кажется, заметно труднее и может доходить до того, что послушнику при частых встречах нечего бывает сказать старцу.
Но даже без практики откровения помыслов происходящее в сердце монаха может быть распознано опытной братией и поставлено под определённый контроль. Но какой смысл пренебрегать откровением помыслов, если это проверенная традиция..."

"...Вопреки расхожему мнению, что умно-сердечная молитва – это очень сокровенная практика и о ней даже нежелательно говорить, это не так. Практика иисусовой молитвы научает всё происходящее в сердце фиксировать в сознании и уметь вербализовать, т.е., получается, чуть ли не наоборот – исихаст должен уметь говорить о молитве, чему способствует и обильная терминология, выработанная и тщательно сохраняемая в святоотеческой письменности. Фиксация происходящего в сердце и проговаривание - одни из главных и сильных её «технических» особенностей. И у настоящих делателей это одна из важнейших тем общения, также как и у послушника со старцем.
Другое дело, что всегда в монастыре есть как монахи, которые внимательно проходят это делание, так пожалуй и те, у кого со временем ослабевает к ней интерес, а может даже и не возникает. И хоть эти два сообщества мирно сосуществуют, в общих собраниях «технические» тонкости умного делания могут и не обсуждаться, чтобы не смущать последних. Тем не менее в более узком кругу нюансы умного делания горячо обсуждаются от послушников до старцев. Большинство монахов в монастыре, если им грамотно задать вопрос про Иисусову молитву, посерьёзнев, добротно отвечают и даже остаются довольны, что наконец-то задан вопрос по существу..."

"...Постоянное внутрьсебяпребывание монаха-исихаста неизменно накладывает отпечаток и на его внешнем облике, вернее на его лице. Глаза человека, взгляд которого направлен постоянно внутрь и зрит Бога в сердце, имеют ни с чем несравнимое выражение. Сами исихасты это хорошо знают и умеют безошибочно находить своих собратьев. Достаточно им одного уточняющего вопроса и беседа тут же без околичностей переходит к проблемам повседневной молитвенной практики, которых всегда очень много. А вот любители выкладывать фотографии монахов об этом часто не знают и странно бывает видеть мирскую страстность, поданную под видом монашеской добродетели.
Когда монаху в одночасье открывается смысл умного делания, он начинает понимать ранее малопонятное в поведении и поступках некоторых братий – немногословность, уклончивость, худобу, временами сонливость, желание быстро и мирно уладить любое дело, нестяжательность, беспопечительность, мирность, тихость, радостность и ещё многое-многое другое. Становится понятно, для чего написано Добротолюбие и жизнь в монастыре приобретает совсем иной смысл, тщательно начинает планироваться и контролироваться. Со временем он отдаляется от прежних друзей, а с монахами, с которыми раньше едва здоровался, вдруг начинаются длительные содержательные беседы. Удивительная метаморфоза..."



Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго
Tags: исихия, молитва, монашество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments