м. Клеопа (m_kleopas) wrote,
м. Клеопа
m_kleopas

О русской совести: в связи с ответами на критику проекта «Положения о монастырях и монашествующих»

Оригинал взят у mondios в О русской совести: в связи с ответами на критику проекта «Положения о монастырях и монашествующих»
На сайте Синодального отдела по делам монастырей, наконец-то, появились первые реакции на обсуждения монашествующими Проекта положения о монастырях и монашествующих.

http://monasterium.ru/actual/

Высказались епископ Иосиф, епископ Аристарх и игуменья Феофила. Примечательно единодушие всех трех отзывов в части оценки своих оппонентов. Оказывается, проект критикуют лишь неудачники и светская, то есть нецерковная, общественность. Короче говоря, авторы заранее дискредитируют своих оппонентов, чтобы необходимость нормального аргументированного обсуждения исчезла сама собой. Ведь если сказать, что критики Проекта — это люди, не имеющие отношения к Церкви, то и обсуждать нечего. Однако, это не говорит ни о чём ином, кроме как о слабости собственной позиции и отсутствии как аргументов, так и умения вести дискуссию. Святейший патриарх благословил критику Проекта, благословил открытые и честные обсуждения проблем в Интернете и на Богослов.ру, сайте межсоборного Присутствия — и я не понимаю, для чего понадобилось двум преосвященным и игуменье монастыря писать заведомуюложь?

Итак, вот что они пишут:

Епископ Иосиф: «В настоящий момент в сети Интернет можно прочитать достаточно большое количество критических отзывов в отношении проекта «Положения о монастырях и монашествующих». Как правило, большинство из них написано либо мирянами, либо монахами, оставившими свои обители, либо насельниками монастырей, в которых значительно искажена внутренняя жизнь».

Игуменья Феофила: «Похоже, критики не конкретный документ обсуждают, а увлеченно повествуют о собственных неудачах на монашеском поприще и высказывают оригинальные, порой сверхоригинальные идеи... Только личный опыт может оправдать участие в дискуссии о монашестве, и то не безусловно: известно, что в интернете по этой теме выступают большей частью «беглые», «изгнанники» или обижаемые, те, чья судьба в монастыре по тем или иным причинам завершилась трагически; их впечатления, естественно, болезненны и мнения, стало быть, односторонни».

(Отзыв епископа Аристарха о критиках более сдержан, однако и он пишет: «Некоторые светские критики настаивают на необходимости выбора настоятелей и настоятельниц монастырей», будто бы не замечая никого, кроме светских людей в авторах критических отзывов).

Возможно, я напишу позже ответ двум преосвященным владыкам (пока только — первое впечатление от их отзывов). На отзыв игуменьи Феофилы я просто не знаю, что ответить: вся статья — это какое-то невообразимое перевирание всех слов и всех мыслей и предложений других авторов, одна сплошная ложь и подлость. Здесь коротко отмечу лишь, что к светским критикам Проекта, относятся следующие лица, высказавшие свои критические замечания на сайте Богослов.ру:

архимандрит Амвросий Юрасов, духовник Введенского женского монастыря, одного из самых больших монастырей в РПЦ; архимандрит Симеон (Гагатик), игумен Ахтырского Свято-Троицкого монастыря; иерей Михаил Желтов, один из ведущих литургистов мирового уровня, преподаватель ПСТБИ; игумен Иоанн (Сердюк), Свято-Сергиевский монастырь, г. Кременная, Украина; иеромонах Сергий Правдолюбов, иеромонах Сергий Троицкий, иеромонах Клеопа из монастыря Петрас (Греция), монахиня Иоанна (Иваново), монахиня Кириена, инокиня Фотиния, игумен Спиридон (Баландин), мон.Евлалия и инок. Лариса, Иваново, Монах Силуан, Коломна, Иеромонах Иосиф (Лужнов), Россия, Москва, монахиня Евтропия, Киев, Флоровский-Вознесенский монастырь, рясофорная послушница Наталия, монах Диодор (Ларионов), насельник Богородице-Сергиевой пустыни Марийской епархии... Под критическим комментарием подписались сестры целого Введенского женского монастыря. Я не упоминаю анонимных комментаторов-монахов.

И все эти люди названы епископом Иосифом либо «светскими людьми», либо «монахами, оставившими свои обители», либо «насельниками монастырей, в которых значительно искажена внутренняя жизнь». Эти люди названы игуменьей Феофилой теми, кто «повествуют о собственных неудачах на монашеском поприще и высказывают оригинальные, порой сверхоригинальные идеи»... людьми, «не имеющими личного опыта монашеской жизни», «с болезненными впечатлениями», чья «судьба завершилась трагически»... Всё это высказано без малейшего знания о конкретных людях и их обстоятельствах: просто все разом отнесены к заведомо враждебному лагерю, который понадобилось для этого случая специально изобрести.

Такое ощущение, что сегодня у некоторых церковных работников и священнослужителей, занимающих какие-либо должности в синодальных отделах, стало уже нормой общаться с оппонентами только на уровне неосознанного и неконтролируемого, живущего внутри противостояния «светскому обществу», записанному с недавнего времени во враги Церкви. Сегодня любая критика, даже та, которая благословлена святейшим Патриархом, моментально попадает в разряд критики, исходящей от врагов! Что делать с этой тенденцией? Как объяснить людям, что критика — это нормально, это не вражеские акции, не обиды униженных и оскорбленных, а прямое и реальное воплощение духа церковной соборности и свободы во Христе, которым и жива Церковь?

Возможно, ситуация с русским монашеством (и Церковью вообще) изменится только тогда, когда уйдут эти поколения, воспитанные на советской лживой идеологии, пропитанной борьбой с инакомыслием, с «врагами народа» и просто с нормальными свободными людьми. Когда уйдут (физичесмки вымрут) эти люди с тоталитарным мышлением, глухотой к любой — даже самой доброжелательной — критике, с внутренним страхом, боязнью собственного народа, с комплексом неполноценности и тотальной ложью сознания, ложью перед собой, перед Церковью, перед миром. России ещё очень долго предстоит выходить из этого состояния летаргического сна и атрофии совести. Такие понятия, как «братское общение в единомыслии и любви», «единство иерархии и народа в Евхаристии» (на основе чего только и возможно принятие тех или иных церковных документов), еще долго будут оставаться каким-то абстрактным и непонятным «учением», чем-то таким, что «не из нашей жизни». При этом ведь речь не идёт о копировании демократического устройства светского общества, которому игуменья Феофила (где же она училась-то?) противопоставляет монархическое управление. Речь идёт о реализации древнего учения, выраженного Игнатием Богоносцем и повторяемым на протяжении веков всеми отцами Церкви: епископ ничего не делает без народа, и народ — ничего не делает без епископа. Епископ не навязывает своей воли, он только выражает волю своей Церкви. А иначе у нас была бы не православная Церковь, а монархическое государство (переходящее временами в диктатуру). Может, тогда и соборы объявить изобретением сторонников демократического устройства? Весь смысл церковного бытия противоположен этому тоталитарному духу, который впитали очень многие русские люди, в том числе иерархи и игумены монастырей. В семье не равны отец и дети, но отец — это не «начальник», не «администратор» и не армейский «сержант» для своих детей. Это тот, кто все сделает для того, чтобы детям было хорошо и уютно в его доме. Отец — это тот, кто показывает пример и вдохновляет на добродетельную жизнь; это такой пастырь, который душу полагает за овец, кто ищет одну заблудшую далеко в горах, а не торопится напечатать «указ» об исключении этой овцы из стада и запрещении другим семьям кормить её и оказывать поддержку. Раб может научить быть рабом, но свободным — и свободным во Христе — может научить только тот, кто избавился от своего внутреннего рабства и стал свободным. Чтобы Церковь обрела дыхание, чтобы жизнь процветала в монастырях, русскому монашеству и священству просто необходимо по капле выдавливать из себя дух рабства, дух лжи и страха. Тот, кто боится людей, а не Бога, не может быть учеником Христовым. 

В итоге остаётся надеяться на какое-то чудо. Если чуда не произойдёт, то я очень затрудняюсь с ответом на вопрос: что ждёт Русскую Православную Церковь, имеющую такую богатую духовную традицию, но забывшую о своих духовных истоках?

Tags: монашество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments