November 3rd, 2007

Молитва

РАДОСТЬ МОНАШЕСТВА (Сила имени)

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

Монашество - это радость. Умирает ветхий человек, рождается новый. Незаметно. Посторонним не заметно. Даже может быть близким. НАМ незаметно. Но всё внутри меняется. Соединяется с Тем, Кого так любит, срастворяется.

Радость. Радость быть с Богом. Радость быть новым, другим, всё что было Вами прежде, всё что Вы называли Я - всё спадает как ветхая одежда, как куколка, вино нашей души вливается в новые мехи, потому что всё это наше прежнее "Я" не способно уже вмещать того нового, что рождается в нашей душе и мы рвёмся на свободу. Нам было душно и тесно - теперь сразу - лёгкость, простор, свобода, полёт.
 
По слову апостола Павла, обретаем себя в Боге. Находим самих себя. Становимся, наконец-то, самими собой.

И когда нас кто-то окликает по старому имени, ничего в душе даже не вздрагивает. ЭТО НЕ Я. Это только запись в паспорте, имя, которое принадлежит совершенно постороннему человеку, уже покойнику. 
Знаете, я всегда испытываю чувство неловкости, когда я заглядываю в свой паспорт. Как будто я кого-то обманываю, а другие этого не понимают. ЭТО НЕ Я. Я не хочу видеться ни с кем из своих прежних знакомых. Потому что они, все мои милые и хорошие, будут разговаривать с человеком, которого не существует.

Новые. Мы новые.
Как гирю с ног снимают. Мы летим.

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго
Молитва

Осеннее

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

Сейчас у нас сплошнные затяжные дожди и туманы. А год назад писал одному знакомому:

Началась осень, листья желтеют понемногу. Собираем белые грибы с о. Соломоном. От их количества у него истерический смех. Всякую дрянь, типа лисичек, груздей, шампиньов даже не берём.Забили все холодильные камеры, килограм 60, теперь отправляем в соседние монастыри.
Иногда у белок воруем. Белки, они грибок сковырнут, оттащат в место посуше, где солнышка побольше и так и оставят, прямо на земле. Чтобы когда он высохнет, оттащить в дупло или прямо на ветки нанизывают. А мы воруем, т.к. белки берут только самые хорошие грибы, не червивые, а дрянь оставляют нам. Мол, монахи, сожрут и такие, им смиряться надо,неча.
Вот я и думаю, это грех или не грех - грибы у белок воровать? Совесть-то мучает.
Шо характерно, греки, в отличие от белок, белые грибы не едят и считают их ядовитыми.

А по ночам лошади приходят. Красивые очень. Сейчас у нас дожди и туманы сильные и вот сначала в тумане что-то фыркает, хрипит, а потом весь табун из леса выходит, тихооохонько так. Иногда в окошко лезут, если чем вкусным пахнет, а вообще-то близко не подпускают. Иногда мы вместе бегаем. Мы за ними, они от нас. И нам и им нравиться.

А по небу часто стаи каких-то птиц летят. То утки, то ещё что-то. Хорошо им.

А когда ты встаёшь ночью, то прошедший день как краткий сон какой, который минул и не хочеться его вспоминать, а только теперь ты с Тем, с Кем будешь теперь до утра говорить и плакаться Ему и жаловаться на все обиды прошедшего дня и прошедшей жизни. И хочеться, чтобы утро не наступало никогда.

Осень, смотришь на небо, облака, горы, хочеться сидеть вот так часами и просто молча плакать.

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго