March 5th, 2007

Молитва

ОБ ИСТИННОМ ХРИСТИАНСТВЕ-1

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго


Как говорил один знакомый отец, "ох уж эти бесконечные беседы безмолвников и отшельников..."  .

Знаете, у меня есть несколько знакомых пустынников – в разных местах, и в России и на Кавказе и на Афоне, у которых  любимое дело ... составление Пасхалии. Другие любят боротся с ИНН,  третии  находят  что-то  ещё.

О  чём  это говорит?

Человек  встал на путь духовной жизни. Жить как все, так как он же жил раньше  он  уже не  может.  А жить в молитве, в покаянии, в борьбе за благодать   он   не   хочет,   просто   лениться  и  себе  в  этом  не признаётся. Тогда  он  начинает  заполнять  вот эту внутреннюю пустоту, которую  он  сам  в  себе  чувствует,  вот такими обманками -  начинает пасхалии  составлять,  бороться  с ИНН или за ИНН, за РПЦЗ или против, увлекаться  стройками,  внешней  деятельностью  и прочая и прочая. А о Христе,  об  изменении  себя  он  забывает  или откладывает на завтра, которого  может и не быть.

Самое главное зло князь мира сего несёт нам лично.  И  один  непринятый помысел важнее всей этой внешней борьбы. На Страшном  Суде спросит Господь о наших грехах. И что же мы скажем? Что во  всём виноваты жиды, масоны, коммунисты, глобалисты? Нет, так мы не оправдаемся.  Мы  будем  отвечать  за  то, как мы использовали тот дар благодати,  который  дал нам Господь. Мы будем отвечать только за наши грехи.  А слово о спасении всё реже слышится в наше время и поэтому мы  идём  во  тьме  осязаемой.  А говорящие об этом, те кто не за какие-то партии  и  течения,  а  ЗА  ХРИСТА  уже  кажутся  юродивыми.

И  всегда  казались.  Прп.  Силуан тоже не вдавался во все эти споры о Иисусовой  молитве.  И  именно  потому, что он ей ЖИЛ, а не говорил об ней.  И  за  это-то  как  раз имяславцы и хотели его убить, так что он вынужден был прятаться.

В  Абхазии  и  вообще в жизни современного кавказского монашества тоже есть  такой  момент. Конечно, есть и святые люди. Об этом можно было бы очень долго рассказывать.

Но  при  этом  последние  100  лет  на Кавказе очень много нездорового духовного  элемента.  Начиная  с  того, что здесь поселились изгнанные имяславцы,  которые  уже  с  1913  года  считали  Церковь и власти под влиянием  Антихриста и не признавали их, а революцию и все последующие события считали карой Божией за изгнание монахов с Афона.  (Кстати я считаю, что современный раскол из-за ИНН  начался в тот день, когда неучёные иноки-простецы с Фиваидского скита отказались брать антидор из рук о. Хрисанфа, который первый выступил против книги о. Иллариона). Очень многие монахи  уходя  на  Кавказ сжигали паспорта. Я рылся в архивах, ища разные сведения  о  пустынниках  и  монашеских  общинах  до  их истребления, а тридцатых  годах.  Так  вот,  уже  в 20-х, по сообщениям агентов ЧК, в монашеских    общинах   Кавказа   считалось,   что   власть   нынешняя  антихристова,  паспорта  нужно  сжигать,  с властями никаких контактов быть не должно и всё в таком духе.

Старые   отшельники  рассказывали,  что  когда  власти  вводили  новые паспорта  при  Хрущёве, то были все те же разговоры, что и сейчас, что старый, сталинский паспорт хороший, а вот хрущёвский - от Антихриста и принимающий  его  принимает  печать сатаны на себя. Так и теперь то же самое твориться.

О. Виталий сделал себе паспорт только после категорического приказа о. Серафима Романцова.

Продолжение следует...

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

 

Молитва

ОБ ИСТИННОМ ХРИСТИАНСТВЕ-2

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

Продолжение...

Расскажу еще одну историю. На Цебельде (река и район в  Абхазии) живёт большая община пустынножителей. Несколько лет назад  одного брата один из тамошних отшельников попросил посторожить келью с  месяц, чтобы соседние отцы её не растащили. Брат приезжает туда. Там  есть одно место, куда могут доехать чада, они привозят продукты, всё  необходимое и складывают. А потом пустынники спускаются с гор и самый  авторитетный из них всё это делит по-справедливости (на Каруле тоже  самое). Так вот. Сего брата спрашивают две старушки монахини, когда он  туда пришёл:

- А у тебя паспорт есть?

- Есть.

- Да как же! Он ведь дьявольский, такой-сякой…

Через два дня подходят они к нему и говорят:
- Слушай, у тебя паспорт есть?
- Есть.
- Знаешь, нам посылка в деревню
пришла, а забрать мы не можем, у нас паспорта нет. Забери её,
пожалуйста.
- Да как же, ведь паспорт дьявольский, такой-сякой…?

Так что тут надо быть искренним перед собой и честным. Об этом и отец  Иоанн Крестьянкин говорил в своей статье. Если чувствуешь, что совесть  мешает тебе брать этот паспорт — не бери. Но тогда и не живи за счёт  тех «погибших», которые этот паспорт имеют. Иди в лес. Многие честные  люди так и делают. Так именно поступил о. Рафаил. Но вот последний  случай. Наш брат не брал новый паспорт. Поехал он в Тбилиси, к  келейнице о. Виталия. И та передала ему прямой наказ о. Виталия, чтобы  он паспорт взял. И тот взял его так же спокойно, как и не брал  спокойно, без разговоров.

Я не выступаю сейчас не за ни против той или иной стороны. Речь моя  пространная сейчас совсем об другом. Скажу только одно. На Цебельде  отцы поделились на имяславцев и неимяславцев. И постоянно спорят. И  пустыня превращается в говорильню. Спорят, ссорятся, ругаются. Тоже  самое твориться и на Карулях. Нормальных людей там сейчас мало.  Приходит туда брат. Поговорит с тамошними. И видишь - шел весёлый, с  открытым лицом, чистым сердцем. Поговорит с тамошними зилотами и  уходит с Карулей уже другим - нахлобученным, взгляд исподлобья, под  каждым кустом враги и схизматики. Нормальному человеку, ищущему  МОЛИТВЫ в таких условиях очень трудно. Нужно или сидеть в полном  затворе от соседей или уходить. Иначе начинаются бесконечные разговоры  - кто с кем служит, кто у кого причащается, к кому можно в храм зайти,  но причащаться нельзя, а к кому и заходить нельзя. И так часами и  днями. Жалко, что так получилось.

ЛЮДИ ЗАНИМАЮТСЯ ВСЕМ КРОМЕ МОЛИТВЫ... 
Всем, кроме того, к чему нас  призвал Христос. Очень легко извратить пустыню, превратить в мир. Они  считают, что если кто не в их юрисдикции, то тот в прелести. А святые  отцы говорят, что в прелести тот, кто не плачет каждый день.


Что касается отца Рафаила Берестова  – я считаю, что произошло то же самое что и с о. Иосифом Исихастом. 
О. Иосиф, по той же  причине, по простоте  и  ревности до смерти к поиску возможности  богоугождения попал к старостильникам матфеевцам, даже был во главе их  на Афоне и только после многих лет в расколе и многих молитв сумел  разобраться, после особого откровения Божия, когда ему была прямо  указано, что он должен вернуться в лоно православной Церкви.

Рассуждения о. Рафаила на эту тему просто повторяют рассуждения о.  Паисия Афонского о греческих новых паспортах и его глубоко почитаемого  и любимого старца о. Кирилла, который ИНН и новые паспорта не  признаёт. Кроме того, в пользу о. Рафаила можно сказать, что он  никогда не говорит об этом сам, только если его об этом спросят.  Такова его совесть, его позиция, в соответствии с этой позицией он  живёт, что заставляет этот его выбор уважать. 
Но вот вокруг о. Рафаила есть люди, которые переходят эту тонкую  грань.

Люблю я его. Раб он Божий…

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

Молитва

АФОН

   Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго


Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго


Молитва

Главная наша задача - ТРЕПЫХАТЬСЯ.

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

Мне как-то пришёл на ум один образ. Представьте себе пчелу, прилетевшую на запах мёда и севшую на него. Но, сев, она сразу стала в этом меду вязнуть и тонуть. И чем больше она прилагает усилий вырваться на свободу, тем сильнее увязает. Такова и наша жизнь и наша «борьба".

Но и человек, когда увидит трепыхающуюся пчёлку, может и пожалеть её, взять и вытащить.

Так и мы. Тонем во грехах, и чем больше прилагаем своих человеческих усилий, чтобы избавиться от них, тем вернее вязнем. Но Господь, как абсолютно свободная Личность, видя наше произволение, глядишь, и пожалеет нас и спасёт.

Так что главная наша задача - ТРЕПЫХАТЬСЯ.

И понимать, что все эти наши движения никакого спасения сами по себе не приносят.

Господу важно наше произволение. Ведь если мы ЕГО любим и идем к НЕМУ и падаем на пути, то куда мы падаем? Мы ЕМУ в ножки падаем.

Не тот потому и спасается, кто не падает. А тот, кто встаёт и падает и снова встаёт, и снова падает. Но и снова встаёт.
И Господь, видящий всё и сказавший - СЫНЕ, ДАЖДЬ МИ СЕРДЦЕ, видит наше произволение и мы имеем уверение от Него Самого, что Он не оставит и поможет.

Не потому что должен. Бог АБСОЛЮТНО свободная личность. И помогает нам, потому что Сам этого желает. Из Любви, которая Он и есть. Из той Любви, которая в сердце грядущего к Нему, которую Он и вселил в нас. «Твоя от Твоих...»

Потому и так важна борьба за это произволение. К чему сердце человеческое склониться? ЧТО человек готов оставить ради Господа своего? Готов ли он конфетку не съесть - ради Господа? Вот мерило его любви и произволения - конфета. Готов ли помысел не принять? Вот мерило его любви - помысел. И говорит тогда человек - пусть я умру, но не приму помысел. Пусть я проживу день и час этот, как Ты хочешь, и умру, но не приму помысел.

Ревность и произволение.

А их так легко потерять при неправильной духовной жизни и при неправильном духовном руководстве - и в миру и в монастыре. Пыл прошёл, свеча потухла, а второй свечи зажечь не успели. И хорошо, когда человек понимает, что это болезнь, что это плохо, а не начинает говорить, что время такое, все так живут и "неча выделываться"... Живи как все и не высовывайся. "Не обещайся Богу"...

Охохонюшки

При том, конечно, что, как показывает практика, правильно устроенная обитель и правильное духовное руководство как раз и призваны обеспечить "сублимацию" этой ревности в нужном направлении и её безопасное проявление. Но это - о другом, да и подразумевает, что она есть...



Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго
Молитва

да не потопит нас Будда!

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго

Было прошлым Великим Постом.. На службе кафизму читает на церковнославянском о. С-н. И вместо «да не потопИт мя буря воднАя», читает «да не потопИт мя Будда».
Да, подумал я, а ведь верно.
Господи, да не потопит нас Будда!

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго